Мое знакомство с психотерапией Карла Роджерса привело к положительным изменениям

Оценить
(0 голоса)

Тогда я удивлялся, каким же бесчувственным сухарем нужно быть, чтобы не испытывать симпатии к Рождерсу. Он был добрым, сензитивным, он был именно таким дедушкой, которого мне всегда не хватало (и каким я надеюсь в один прекрасный момент стать). В 1970-х годах подготовка практически всех консультантов осуществлялась в рамках клиент-центрированной модели, что бы там ни говорили бихе-виористы. Как последователь роджерианского подхода, я должен был быть добрым, улыбаться и создавать для своих клиентов атмосферу принятия. Конечно, отражение чувств — это эффективный прием, но через некоторое время он утратил для меня новизну и стал просто ограничивающим, особенно когда я стал работать с клиентами, имеющими проблемы с зависимостями.

Получив степень магистра, я стал работать с клиентами, находящимися в кризисном состоянии. Меня начали беспокоить некоторые ограничения используемого мною подхода, поскольку я работал только с чувствами, находясь «здесь И сейчас». Я также понял, что даже получив степень магистра, у меня все еще не было достаточно знаний для того, чтобы оказывать людям именно такую помощь, какую бы мне хотелось. Мне казалось, что я обманщик, так как я не понимал многое из того, что делал, и не мог использовать свои навыки достаточно свободно. Мне оставалось лишь надеяться, что, может быть, докторская степень что-то изменит.

Симпатии к рационально-эмотивному и поведенческому подходам
Столкнувшись с ограничениями чрезмерно техничного подхода
Примерно в это же время я полностью посвятил себя частной практике
Движение на пути к интеграции
Придерживаться в работе собственного эклектического стиля — это наш профессиональный долг

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить